праздник урожая во дворце труда
13May
Объективно нынешний трындец куда страшнее того, что был летом. Если тогда было хотя бы понятно, что происходит и какова стратегия действий, то сейчас вообще ничего не понятно. Вообще, в смысле вообще. Никаких исходных посылок. Всё рассыпалось, и теперь надо это как-то собирать.
Но субъективно… никогда ещё я не чувствовала такой уверенности, такой решимости. Если я в этом, то я в этом до конца. Потому что лишь благодаря этому я, в конце концов, становлюсь собой. А вчера, прикинув корнеплод-другой к органу дыхания, я осознала: нет, не конец. Даже если у меня сейчас не получится удержать тебя от резких движений. Более того: даже если ты действительно не приедешь. (Но только если перестанешь гробить себя в том, что есть сейчас.) Я хочу, чтобы тебе было хорошо. И стало лучше, чем могло бы быть, исходя из исходных посылок.
Поэтому я протащу тебя через всю эту пустоту, держа за руку, сохраняя контакт, и при этом сохраняя себя. Потому что это — почти единственное и главное условие успеха.
Я люблю тебя, мой котик, мой котёнок.