праздник урожая во дворце труда
4February
Впервые за долгое время я больше парюсь за рабочие моменты, чем за то, что связано с Ростовом. Это прям надо отметить. Серьёзно.
3February
Надо похоронить ту мечту, которая привела меня в этот город. Ту опухоль; тот пласт жирного бреда, который не давал мне покоя весь мой минувший год.
2February
Да ладно. Я сижу и работаю! Ущипните меня, пожалуйста!!!
1February
К вечеру меня накрыло в дикую хламину. Не хватает сил, чтобы сопротивляться этому трэшу. Я в отвратительном состоянии, мне с трудом удаётся усадить себя хоть как-то за работу. Меня колотит ежеминутно, и мне тяжело отвлекаться и переключаться. Нет сил, нет надежды. Хочется скорее избавиться от всего этого.

Во мне сейчас почти банка кукурузы и два "экспериментальных" бичары. Всё это было съедено единым порывом. А это значит, что плохо дело.
Интересно, съем ли я сегодня ещё что-нибудь.

Чем я живу сейчас? Тем, что когда всё это закончится, я стану спокойнее и сильнее. И ещё я незамедлительно метнусь в Петербург, как только оклемаюсь после первого шока. Там меня отпустит.
"Как первое февраля?!"

Да вот так.

12 февраля, кстати, исполнится 4 месяца всему этому трэшу.
С 11 на 12 ноября я села в поезд. И вечером 11 февраля я буду в Москве.
31January
Ночер прошёл прекрасно. Ближе к двум Онегин подкинул идейку послушать Нау, и благодаря колесу от головы я даже смогла немного поработать. Эх, надо было сразу съесть таблетку — наработала бы больше. Ну, короче, главное то, что дело сдвинулось с мёртвой точки. Да и работка нынче интересная выходит.
30January
Недавно мне между делом сообщили, что я живу, как гуманитарий.

Это было сказано в качестве дружеской обратной связи. В ином контексте слышать подобное для меня было бы страшно оскорбительно.
У меня наконец-таки есть план, как танцевать последние па этого набившего оскомину фрейлехса в ре-миноре. И ради этого, что ни говори, стоит жить.
С субботы я не выходила никуда. Сегодня среда, и у меня решительно едет крыша.
Мне нравится жить одной, но от такого одиночества мне становится нехорошо. Слишком реальными становятся какие-то не то мистические, не то психотические штучки, с которыми я знакома ещё с раннего детства, сколько себя помню. Я приближаюсь к граням безумия, и мне это походу нравится, вот в чём засада. Для меня сейчас "поехать" - это как лечь пузом на картонку и покатиться с ледяной горки. Ты уже ничего не соображаешь, у тебя в глазах снег, ты теряешь себя во всём этом великолепном безумии. И это я ещё не дошла до темы вторичных выгод безумия как социального конструкта… Да, я жёстко порицаю жизненную позицию и поведение надоевшей девахи из прошлых постов, но я прекрасно осознаю, насколько недалеко ушла "оттуда" сама. Она прячется в "я не могу", я прячусь в "я, кажется, больна на голову". Чего только ни придумывают люди в бегстве от свободы и ответственности. А вообще, будет весело узнать, что я реально того.
Пусть тут пока побудут эти глаза, а то мне что-то совсем нехорошо, по-видимому. Я не очень представляю, какой помощи искать и каким образом. Но она мне нужна. Впрочем, я знаю, что совсем немного - и я вернусь на Большую Землю. И будет мне лучше прежнего.
28January
Мне плохо, потому что я не знаю, откуда начинать. Интересно, какое прекрасное безумство должно ещё произойти, прежде чем я пойму?
25January
Не такая уж и аллергия у меня на кошек.
Надо остепеняться и заводить котэ. Но сначала — эублефара. Потому что котэ пока не по деньгам. Кроме того, так будет сложнее с отъездом в Петербург осенью. Который ещё не факт, что состоится. Потому что не факт, что оно мне реально надо. Одно дело — побывать в любимом городе, и совсем другое — зависнуть там года на полтора. Вместе со всем скарбом и семейством. Пускай в семье кроме меня ещё мужик и предполагаемая скотинка. Всё равно я не одна, и поэтому надо думать. Ну, подумать никогда не помешает…
22January
Я перестала отчаиваться и бояться. Осталось перестать беспокоиться о человеке, которому всегда больше всех было наплевать на меня, невзирая на весь её блеф.
Я потратила слишком много времени, чтобы собраться с силами. Теперь у меня нет ни сил, ни времени, ни плана. С той поры, как всё это началось, у меня — в принципе — не сказать, чтобы был какой-то план. Я постоянно импровизирую, рискуя честью и в каком-то смысле жизнью.

Если я туда поеду, то всё будет так, как хочу я. Или не будет вообще. Я устала от споров с человеком, которому, при всей его назойливости, на меня наплевать. И устала от того, что этот человек воспринимает мою вежливость как капитуляцию.
Называть её на "ты" я, признаться, уже брезгую. И дальше будет только хуже. Всё уже случилось: всё остальное — только инерция. Скоро затухнет и она. Всё уже случилось. Всё. Уже. Случилось.
Такое чувство, что всё-таки надо ехать в Ростов. Ну и хлор с ним. Поеду. Третий раз за всё платит, как говорится.