admiral miracle
7January
Из, как ты говоришь, несмешного юмора.

Походу это первое Рождество, в которое я фактически занимаюсь избиением младенцев. Только они ещё не поняли до конца, что по-прежнему больше не будет.

Когда я уезжала второй раз, ты выдала фразочку типа "каждый раз на новый год со мной происходит что-то плохое, разве что в это время пока ещё никто не умирал, будет весело, если и это произойдёт". Тогда мне хотелось ответить: если ты так на это нарываешься, то пускай исчезнет та версия меня, которая вляпалась во всю эту историю. И сейчас смотрю и понимаю: да, она исчезла. Её больше нет. Я не смогу обращаться с тобой по-прежнему: блеф будет слишком очевиден. В своё время это не было блефом хотя бы отчасти. Но теперь… А значит, пора менять собственную позицию и собственное поведение. Всегда надо начинать с себя.

И да, теперь я понимаю, почему ты так ратовала за то, чтобы я занялась своей самооценкой. Своей жизнью. Ведь тебе был нужен полноценный ведущий, с которым будет безопасно и надёжно. А та лицемерная рохля, которая начинала с тобой возиться, этого обеспечить не могла.

Уй-юй-юй, как же всё это весело.
За нынешние праздники я успела задолбать всех своим нытьём — и практически не продвинулась в решении проблемы. Непорядок.

Зато хоть было чем развлекать народ, с которым так давно не виделись. Кулстори ведь та ещё.

И да, я пока не вижу, относительно какого рычага мне надо сосредоточить свои усилия: того, что касается эмоций, или того, что касается материальной стороны вопроса.

Знаешь, ведь если я начну тебе прямо говорить обо всём, что меня беспокоит… Твоё уныние, твоя бесконечная уничтожающая критика всего, что тебе не по душе (или не по зубам ), твоё упрямое нежелание идти на какие-либо социальные контакты… Если бы каждый раз я тебе давала максимально честную и недвусмысленную обратную связь, то ты давно сама сбежала бы от меня. Потому что каждому из нас очень трудно видеть своё отражение в тех местах, где мы плохие.

Жаль, что у меня уже не осталось ресурсов на то, чтобы провернуть операцию "душ Шарко", да ещё и в 3D. Хотя это было бы неплохой попыткой отыграть их обратно

Моё любимое из ЗВ.

Люблю сцену с повышением капитана Пиетта. Не потому, что я кровожаден, а потому что инициативу нужно поощрять, и порядок тоже должен быть. На войне как на войне.

6January

«

Если бы кто-нибудь, – сладострастно продолжал Филипп Филиппович, – разложил меня здесь и выпорол, – я бы, клянусь, заплатил бы червонцев пять!»
— М.Б.
Самое страшное, что меня, в принципе, всё устраивает. За исключением того, что я нашла опору в тебе, а надо окапываться в собственной жизни и всё такое. Потому что эти наши эмоциональные игры никак не помогают нам вносить улучшения в наши жизни. То, что я для тебя стала светом в окошке, просто обнаруживает и обнажает наши сущности, не более того. И хуже всего — то, что из-за неосознанности наших истинных мотивов сложившиеся отношения не соответствуют их формальному статусу. Так не дружат. В дружбе есть хотя бы подобие равенства. Но такая мощная асимметрия и зацикленность, как у нас, — это уже о чём-то намного большем. И это большее, когда его осознают, в обязательном порядке оговаривается, гласно или негласно, но ставятся рамки, которые защищают обе стороны. Потому что ведущийверхнийдоминантктоугодно — опора. А чтобы быть опорой, он добывает ресурсы из внешнего мира. Для себя и для того парня. Не обязательно деньги и плюшки. Но он автономен. Он имеет обязательства перед ведомымнижнимсабомкактебяещеназывают, но его жизнь по определению не может исчерпываться отношениями с этим человеком. Чтобы светить, надо где-то брать топливо. У планетки, которую ты согреваешь, ты его не возьмёшь. Это абсурд. Это нонсенс. Чепуха на постном масле.

Поэтому было совершенно логично то, что я ограниченно делилась с тобой своей жизнью. И дело не только в твоей критике постоянной (хотя и от неё было очень больно… А, кстати, почему больно? Обычно я не принимала такое на свой счёт или просто прекращала общаться с ворчунами...). А потому что не твоё дело. Я живу так, чтобы тебя комфортить. Это занимает значимое место в моей жизни. Чем я живу в остальное время — не твоё дело, подставляй башку да будь доволен, что я перебираю твою тёплую шёрстку.

Поэтому я так фэйспалмлю с твоего "ты думаешь, что я радостно побегу искать работу и буду строчить тебе отсюда отчёты, что у меня всё хорошо?"
По-хорошему ведь — да, побежишь. И будешь писать мне, что у тебя всё хорошо. И ещё сверх того. С чего это вдруг? А с того, что я так сказала. Это единственный аргумент, необходимый и достаточный. Других не нужно. Если ты не доверяешь мне — уходи. Я могу быть плохим ведущим — так отпусти меня и себя, найди другого и будь ему хорошим ведомым.

Потому что всё посыпалось тогда, когда у меня кончились соображения о том, что (точнее, как) делать дальше. Тогда я начала вестись на твою чепуху о равенстве (чепуха, потому что ситуация изначально его не предполагала) и ждать от тебя самостоятельности. И охреневать от её отсутствия.

Вон оно чё, Михалыч.
Нет, так больше не годится. Надо всё обсуждать.
По итогам вчерашнего вечера (который резко перестал быть томным где-то уже часов после семи) у меня масса не самых приятных, но очень мощных инсайтов. И у меня взрывается мозг. Просто взрывается. Даже если в этом январе не произойдёт больше ничего важного — этого достаточно. Да что там, даже если до весны…

Собственно, соль в том, что реальный трэш с ней у меня начался в декабре семнадцатого. Когда меня штормило и мотало от очередного кризиса, я угодила в эту ситуацию. До того, пока она пыталась подстроиться под меня снизу, я в ответ на это, образно говоря, недоуменно пожимала плечами. Хотя и готовила почву для дальнейшего, что греха таить.
Собственно, первые звоночки были ещё в сентябре, даже летом, полтора года назад. Когда она попробовала меня на прочность, почуяв во мне крепкую, но добрую руку, и когда я пустилась это доказывать. Раз за разом, скандал за скандалом она провоцировала меня бросить её. Но я оказалась сильнее. Становилась ещё сильнее прямо в процессе.

И слишком поздно я сообразила, что всё это было не только про желание помочь и освободить. Что, отводя её от привычной среды, я не поддерживала её автономность, а осуществила смену господ. Что, когда у меня окончательно снесло крышу от сложностей в собственной жизни, я нашла себе опору в том, чтобы отвечать за неё. А ответственность — это и власть. Если я вкладываю ресурсы и принимаю решения, значит, батя в здании. И никакого равенства, о котором ты говорила и продолжаешь говорить, нет и не было. Им там и не пахло с самого начала. С самой первой твоей истерики, в которой за грубостью и резкостью столь тонко угадывалась пушистая башка которая покорно ткнулась мне в ладонь.

Мне бы оставить её недвижной. Лучше бы покусала. Лучше бы я прогнала.

А я начала гладить. Чесать за ушком. И тогда-то, братцы, всё и посыпалось. Я всю жизнь ждала не тебя, а свою "нижнюю". И ты всю жизнь ждала не меня, а свою "верхнюю". Старшую сестру. Кого-то, кто позаботится о тебе. Теперь понятно, почему ты не хочешь взрослеть. Ты не можешь рулить так, как я. А я не могу не рулить. Не могла даже тогда, когда была странной бабенкой с немытой башкой. Потому что это — долбаная биология. Я подминала под себя все ситуации, многих людей, так или иначе замыкая их на себя. И да, я тоже хотела на ручки. Но моя сильная рука не приходила ко мне, потому что я не умею лечь и ткнуться хозяину лбом в ладонь, это не моё. И когда я начала понимать и принимать, что, невзирая на все тупняки и комплексы, сильная рука в моей жизни как раз-таки я сама… Всё начало приходить к одному знаменателю.

И с поездкой была изначально моя идея. Я подвела тебя к этому, сама того не понимая. Я вообще не осознавала, как называется то, что происходит. И поэтому мы теперь имеем законченную структуру ведущий/ведомый, но при отсутствии нужных договорённостей, которые защищали бы нас. Мы имеем отвратительно строптивого ведомого, который не признаёт своей ведомости и топит за какое-то равенство. И отвратительно растерянного ведущего, который перестал рулить ситуацией, потому что у него закончился план. Бррр.
3January

«

Надо ещё пожить. Надо сражаться. Нельзя просто так дать победить этой жизни»
— Тима
Меня всю дорогу было легко подписать на какую-то левую гребанину. Я раздавала обещания налево и направо, не задумываясь о том, как, когда и за счёт чего я буду их выполнять. И самое главное - насколько это соотносится с моими интересами и иными обязательствами (!)

Так вот. Я завязываю что-то кому-то обещать сгоряча. Даже если мне реально на какой-то момент становится интересна та штука, на которую меня пытаются подписать. Даже если я берусь за что-то вполне занятное и социально приемлемое.

Это моё новогоднее обещание. Взвешенное и выверенное, попрошу заметить

Нельзя же быть настолько без тормозов…
Мне пришлось пойти на тактическое отступление, чтобы выиграть ещё пару дней. До боли неприятно.

Что нужно понимать в дальнейшем.
1. В главном меня по-прежнему не слышат.
2. Я не могу продолжать в прежнем духе и с прежних позиций. Выходные на Т-ской - точка невозврата, а что меня до сих пор догоняют разные осознания, так это детали.
3. По-хорошему не получится. Чтобы сделать по-плохому, нужно прикрыть себе задницу.
2January
У меня совершенно нет сил после твоего сообщения, которое я ещё даже не прочла. Как ясно сейчас вспоминается день (ночь, пожалуй), в который я уехала второй раз. Как я шла с Садовой до вокзала с сумкой вещей. Это было нечто. Просто нечто. Это было грозно и прекрасно. И это то, что я хочу оставить в своей жизни.

Больше, чем просто банально побег.

Революция.

«

Страх действия — основная детерминанта депрессии»
— Жане
Я всё ещё не могу до конца поверить, что то, из-за чего я "расстаюсь" с тобой, — это правда. Что ты реально ведёшь себя со мной именно так и именно поэтому.
Сижу трынжу с ребятами в сетке. Потихоньку смеюсь, что они становятся моей свитой. Да ну, скучно. Не нужно мне этих дурацких игр. Хотя что-то же заставляет меня искать этого, раз уже до таких мыслей доходит. Бр-р-р.
1January
У неё закончились деньги после того, как я написала практически решающее смс. Это мгновенная карма или бинго?
Как я вообще могла тебя так любить? Хотеть быть рядом, оберегать от страшных-страшных людей и штатных бытовых ситуаций. Сделать из тебя сверхценность. Не устраиваться на работу после вуза, потому что вдруг иначе потеряемся. (Конечно, потерялись бы, потому что чем меньше по времени и содержанию я с тобой общаюсь, тем яснее вижу со стороны, какой же это всё отборнейший бред.)

Естественно, были у этого всего свои мотивы. Я таким образом убегала от своих собственных страшных-престрашных задач развития и штатных ситуаций. Кроме того, мне настолько не верилось в возможность осуществлять себя в пространстве собственной жизни, что я с этой целью радостно вперлась в чужую. Так что и я не без греха.